Даниэль Канеман. «Думай медленно… Решай быстро»

Привычные способы мыслить не сохраняются навсегда.
Одна из самых значительных находок в психологии за последние двадцать лет — это открытие, что люди могут выбирать, как им думать.

Мартин Селигман, основоположник позитивной психологии

Даниэль Канеман

В июле месяце сего года, в то время как большинство россиян покоряет черноморское побережье, я пересидел краснодарскую жару в окрестностях Петербурга. За время моего пребывания в Курортном районе, мне удалось прочесть книгу лауреата Нобелевской премии Даниэля Канемана «Думай медленно… Решай быстро».

Канеман опубликовал результаты исследований, которые относятся и к моей излюбленной теме — принятия решений экономическим агентом.

Эта книга о том, как самые обыкновенные эмоции и искажения в восприятии непостижимым образом влияют на принятие нами экономических решений, имеющих конкретные финансовые последствия. О том, как, казалось бы, действующий с позиции рациональности индивид, принимает такие решения, которые оказываются, как минимум, невыгодными или попросту неверными.

Впервые я встретился с исследованиями на тему принятия решений в книге американского журналиста Джона Лерер «Как мы принимаем решения». Помимо работ Лерер и иных авторов, эмоциональная сторона вопроса нашего поведения в тех или иных обстоятельствах, досконально изложена в книге Дэниела Гоулмана «Эмоциональный интеллект».

Оба психолога, Канеман и Гоулман указывают на то, что наши суждения об одном и том же явлении различны в зависимости от контекста. Это обусловлено наличием у нас как будто бы двух систем мышления. Первая, эмоциональная по Гоулману или интуитивная по Канеману, основана на чувствах, впечатлениях, приобретенных устойчивых паттернах. Она то и дает нам озарения гения и склонность к скорым выводам и суждениям, которые, в свою очередь, не всегда оказываются здравыми. Вторая система задействует всю вычислительную мощь разума, позволяет справится с импульсивными оценками и управлять своим поведением.

Как работают эти системы? Когда мы сталкиваемся с любой значимой задачей у нас включается механизм интуитивного мышления. Если у нас есть подходящие знания, интуиция распознает ситуацию, и интуитивное решение, пришедшее в голову, скорее всего, окажется верным. Когда вопрос сложен и квалифицированного решения нет, мыслительный процесс ищет пути обхода. И совершенно незаметно для нас может подменить сложный вопрос более легким, усеченным. В этот то момент и появляется большая часть ошибочных суждений. В тех случаях, когда ответ все же найти не удалось или он нас по каким-то причинам не удовлетворяет, мы переключаемся на более медленную и глубокую форму мышления, требующую значительных усилий. Даниэль Канеман называет ее Системой 2.

В своем «Эмоциональном интеллекте» Гоулман описал природу этих систем. Благодаря ему мы знаем почему различаются наши суждения и поступки в случаях, когда мы основываемся на привычных нам паттернах и эмоциях, и почему решение будет иное, если мы задумаемся и «включим» наше сознание.

Канеман развил эти выводы и на множестве примеров показал нам к каким результатам приходит «рациональный агент» в реальных жизненных ситуациях. Несмотря на то, что Даниэль Канеман прежде всего психолог, Канеманего выводы имеют колоссальное значение для понимания экономических последствий человеческих суждений и принятия решений в условиях неопределенности.

«Думай медленно… Решай быстро» состоит из пяти частей. Первая часть описывает различия в действиях двух мыслительных систем. Система 1 включена постоянно, действует автоматически и дает нам связное представление об окружающем мире. Система 2 — это сознательное, разумное «я», у которого есть убеждения, которое совершает выбор и принимает решения, о чем думать и что делать. Система 2 мобилизуется, когда у Системы 1 нет ответа на возникшую проблему. Например, для того, чтобы решить задачку вроде 123 * 456, без Системы 2 не обойтись. Именно она занимается намеренным поиском информации в памяти, сложными вычислениями, сравнениями, планированием и выбором. И наоборот, когда Вы видите разгневанного человека на своем пороге, Вы уже понимаете, как будут разворачиваться события. Это работа Системы 1.

Важно! Система 1 работает не только тогда, когда возникла необходимость в поиске простого решения. Система 1 дает моментальные и верные ответы в условиях повторяющихся паттернов. Именно Система 1 дает подсказку гроссмейстеру как сделать верный победоносный ход и именно она дает подсказку опытному биржевому трейдеру о происходящем на графике актива. И именно «здравомыслящая» Система 2 может исказить интерпретацию входящих данных из-за множества допущений, к которым мы прибегаем для упрощения принятия решений.

У Системы 2 есть природная скорость. Распределение внимания приводит к перегрузке мыслительной системы, и она может дать сбой. Система 2 подвержена «бездумно» принимать на веру ассоциации, предлагаемые Системой 1. В зависимости от обстоятельств, времени и места действий, ассоциации могут различаться и всерьез оказать влияние на суждения. Попросту говоря, информационный шум может сбить нас с толку. В подавляющем большинстве случаев, многообразие информации лишь ухудшает качество принятых решений.

Еще на работу Системы 2 влияет настроение. Хорошее настроение ослабляет контроль над ситуацией и влечет оптимистичные ожидания. Сильные негативные переживания также влекут искажения. Эмоции «захлестывают» нас, блокируют способности к вдумчивости и рациональности. Думай медленно...решай быстроНастроением же, в свою очередь, управляет Система 1.

На мой взгляд, самым важным в моментах поиска ответа на возникающие вопросы, является определение того, в какой момент времени нам следует полагаться на одну, а когда на другую мыслительную систему.

Следующие части книги детализируют отдельные области принятия решений. Например, вторая часть «Думай медленно…» — о возникновении ошибок при наличии неявных вводных данных, а также о причинах искажения суждений.

Оказывается, наши мыслительные паттерны подвержены привычным способам поиска решений. Мы склонны преувеличивать значение малых выборок, сомневаться больше, чем быть уверенными, полагаться на стереотипы и преувеличивать возможность возникновения удачного случая.

В своих выводах Даниэль Канеман пересекается с измышлениями Нассима Талеба. В своей книге «Одураченные случайностью» Талеб указывает пример, возникающий из одного распространенного заблуждения: события, следующие друг за другом, не всегда логически закономерны, а последовательность обстоятельств зачастую обусловлена лишь удачным совпадением в пространстве и времени. Из этого вытекает и то, что серия нескольких успешно заключенных подряд сделок еще не говорит о том, что трейдер в состоянии продолжительное время опережать рынок.

Из этого примера вытекает еще одно обстоятельство, часто упускаемое из наблюдения — эффект регрессии к среднему. Даниэль_Канеман_Думай_медленно...решай_быстроЭтот эффект возникает из-за случайных колебаний в качестве исполнения. Трейдеру следует быть внимательным с возрастанием количества удачных сделок — согласно статистике, везение рано или поздно прекратится.

Нам следует учитывать, что окружение (в том числе информация) оказывает влияние на наши мысли и поведение. Например, маркетологи вовсю пользуются эффектом привязки — жонглирование большими числами способно побудить нас увеличить ставку или совершить большие траты, чем это было изначально запланировано. Для инвестора важность понимания этого эффекта выражается в том, что доступность одного типа информации, например, обилие негативных сводок от ведущих финансового телевизионного канала, влияет на наше представление об экономике в целом, и может изменить отношение к риску.

Третья часть книги описывает ограничения нашего разума, в частности, неспособность признать полный объем нашего невежества и неопределенность будущего. Мы склонны переоценивать понимание мира и недооценивать роль случая в событиях. Громоздя на фундамент прошлого хлипкие выводы, мы считаем их незыблемыми. Зачастую, это ограничивает нас и в личном развитии — совершив ряд ошибок, мы опасаемся продолжать движение в выбранном направлении, хотя до триумфа нас может отделять всего один шаг.

Иллюзия понимания прошлого придает нам чрезмерную уверенность в своих способностях предвидеть будущее. Интуиция твердит нам: «Если сегодня мы осознаем смысл вчерашних событий, значит, их можно было предсказать». ГоулманИллюзия значимости, иллюзия умения, иллюзия экспертности затмевают глаза финансовым аналитикам.

Канеман затронул вопрос, в каких случаях можно доверять интуиции экспертов. Данные пятидесяти лет исследований подтверждают, что для большинства управляющих фондами, выбор актива — скорее игра в кости, чем в покер. Когда суждения экспертов отражают истинный опыт и профессионализм, и когда они — лишь пример иллюзии значимости? Отталкиваясь от того, что интуиция — это не что иное, как узнавание, условием приобретения подлинного мастерства является наличие устойчивого контекста и возможность длительно его изучать. Когда оба эти условия удовлетворяются, интуиция приобретается как навык. В остальных же случаях работает следующая закономерность: в отдельно взятый год, два из трех инвестиционных фондов имеют результаты ниже рынка.

В четвертой части книги непосредственно говорится об эффектах, которые и приводят к отступлению экономического агента от рациональности.

Например, чем больше мы оптимистичны, тем больше склонны к риску. Оптимизм — часть общей предрасположенности к чувству благополучия. Оптимисты почти всегда жизнерадостны и веселы, стойко выносят трудности и неудачи. Их иммунная система сильнее, чем у других, они чувствуют себя здоровее и даже живут дольше. Люди, оценивающие свой срок жизни сверх предсказуемого, работают продолжительнее, настроены на повышение доходов и с большей вероятностью вступают в повторный брак.

Обратная сторона медали — уверенность в будущем подкрепляет позитивный настрой, уверенность в себе, и, в конечном счете, ведет к принятию риска. Более того, излишняя уверенность приводит к вдвое большим потерям от инвестиций в неудачный проект. Даже когда становится ясно, что проект, вероятно, так и не будет запущен, эта уверенность приводит к продолжению финансовых вливаний. Часть сделок слияния — поглощения также имела предсказуемый результат. Зачастую компания-покупатель преувеличивала ожидания относительно своих способностей распорядится активами лучше, чем прежние владельцы.

Мы переоцениваем возможность наступления редких событий, таких как, например, авиакатастрофа, и придаем чрезмерный вес малозначительным событиям. В то же время, наш разум не подготовлен к понимаю таких событий — попросту потому, что мы никогда с ними не встречались. Это, в свою очередь, влияет на то, что мы придаем значение выгодам и потерям, нежели общему благосостоянию, а вес решений, приписанный итогам событий, отличается от вероятностей их наступления.

Эти два вывода позволяют рассмотреть следующие варианты событий:

"Думай медленно... решай быстро

Четырехчастная схема предпочтений

В верхней левой ячейке описано предположение Бернулли — люди охотнее соглашаются на меньший куш, если уверены что пусть даже меньший выйгрыш верен.

В левой нижней ячейке описан эффект возможности. Яркий пример — существование лотереи. Покупатель лотерейного билета забывает о том, что шанс выйгрыша минимален. Зато он получает возможность всласть помечтать о богатстве.

Нижняя правая ячейка описывает готовность платить за уверенность больше чем она того стоит. Этим то и объясняется процветание страховых компаний.

Множество трагедий разворачивается в верхней правой ячейке. Это область, где люди, сталкиваясь с крайне печальными обстоятельствами, делают отчаянные ставки, принимая высокую вероятность еще большего осложнения ситуации в слабой надежде избежать крупной потери. Мысль о гарантированной неудаче слишком болезненна, а надежда полного избавления от бед — слишком заманчива, чтобы принять разумное решение сократить потери. Именно потому, что признать поражение так сложно, побежденная сторона продолжает воевать, даже если проигрыш предрешен и неминуем.

Эффект, который погубил не одного трейдера — эффект избегания неудач (неприятия потерь). Это мощная консервативная сила, которая предпочитает минимум перемен по сравнению с текущей ситуацией. Она заставляет до конца держаться за убыточный актив, а также воспринимать снижение цены на него не как новую возможность, а как отправной ориентир, что ведет к ощущению будто за него переплатили.

Мы ведем мысленные счета, предпочитая продавать ценные бумаги, которые уже принесли доход, лишь для того, чтобы закрыть сделку в плюс, и удерживаем проигравших, не в силах справится с эффектом неприятия потерь. Решение дополнительно вкладываться в проигравший счет (а попросту усреднение) — не что иное как «ошибка невосполнимых затрат». bound_by_chains Эта ошибка заставляет нас слишком долго терпеть нелюбимую работу, неудачный брак или бесперспективные проекты.

Тесно связан с предыдущим обстоятельством эффект владения. Когда возникает необратимость расстаться с предметом, которым обладаем — мы испытываем реальную, почти что физическую боль. Этот эффект наиболее сильно проявляется при владении недвижимостью, транспортными средствами и… убыточными позициями. Мы склонны переоценивать стоимость своего владений по сравнению с их реальной ценностью.

Для себя, пожалуй, самые полезные сведения я подчерпнул из теории перспектив. Она играет главную роль в оценке финансовых исходов, основываясь на трех когнитивных свойствах:
 • первый: оценка должна производится относительно нейтральной исходной точки (если вы до вчерашнего увольнения зарабатывали по $1000 в день, вряд ли Вы пожелаете работать за $50 в день. Хотя, если брать за точку отсчета, что Вы безработный и ваш доход равен нулю, информация о прошлом должна быть проигнорирована);
 • второй: принцип снижения чувствительности. Разница между 1000 руб. и 2000 руб. выглядит значительней, чем разница между 98 и 99 тыс. руб., хотя в обоих случаях ценность тысячи рублей неизменна;
 • третий: эмоциональная преграда принятия потерь. Потери кажутся крупнее и страшнее, чем выигрыш. Отрицательные эмоции, возникающие при потерях в два раза сильнее, чем положительные эмоции, возникающие при выигрыше.

Именно положения этой теории раскрывают глаза на многие ошибки, совершаемые трейдерами при работе с инвестиционными счетами. Принятие работы «близко к сердцу», лишь способствует возникновению ошибочных сделок. Этим и завершается творение Канемана. В пятой части книги речь идет о том, что ощущения и восприятия влияют на принятие решений больше, чем здравый смысл и сухая логика.

Social tagging:

Comments are closed.