Майкл Мобуссин. Больше чем Вы знаете. Необычный взгляд на мир финансов.

Майкл-Мобуссин-Больше-чем-Вы-знаете



Порой создается впечатление, что один из главных человеческих пороков — склонность усложнять простые вещи.
И человечество вряд ли от него избавится.
Корабли будут плавать вокруг земного шара, но «Общество плоской Земли» по-прежнему будет процветать».
Уоррен Баффетт,
«Суперинвесторы из Graham-and-Doddsville»


«Больше чем Вы знаете» — следующая по глубине своего содержания работа после произведения Даниэля Канемана «Думай медленно… Решай быстро». Майкл Мобуссин систематизирует выводы ведущих ученых, как в мире финансов, так и вне его, подводя читателя к простому выводу — возможность понимать природу сложных адаптивных систем, одной из которых является и фондовый рынок, обусловлена наличием у частного инвестора познавательной разносторонности.

Отсутствие ее — распространенный случай. В реальности нас подталкивают к обретению глубокой специализации. А это приводит к наличию достаточно узкого диапазона знаний, что, в свою очередь, ограничивает нас в возможности выйти за рамки обыденного, увязать между собой разрозненные и, казалось бы, не имеющие отношения к делу обстоятельства, и, более того, начать играть с идеями.

«Необычный взгляд на мир финансов» состоит из 38 взаимоувязанных эссе, собранных в 4-е части: Философия инвестирования — о механизме принятия решений; Психология инвестирования — о том, как эмоции и ментальные модели влияют на решение; Инновация и конкурентная стратегия — о креативности в выработке решений; Наука и теория сложности — о нелинейности мышления инвестора.

Значимость Философии инвестирования состоит в том, что она определяет как Вы принимаете решения.

Все качественные подходы к принятию инвестиционных решений объединяет ряд общих моментов. Во-первых, в любой вероятностной среде лучше сосредоточится на процессе принятия решений, а не на краткосрочных результатах. Часто инвесторы зациклены на результатах и фактически игнорируют процесс. Крайне опасным заблуждением является предположение, будто бы хорошие результаты проистекают из хорошего процесса принятия решений, а плохие результаты — из плохого. Дело в том, что вследствие игры вероятностей хорошие решения иногда ведут к плохим результатам, а плохие решения иногда ведут к хорошим результатам.

Тем не менее, в долгосрочной перспективе именно процесс определяет результат. Статистически доказано, что действия на «авось» неизменно ведут к плохим долгосрочным результатам. Эта взаимосвязь представлена Мобуссином в такой любопытной таблице:


Майкл-Мобуссин


Во-вторых, даже от самой лучшей философии не будет толка, если ее не дополнить дисциплиной и терпением. Качественная философия инвестирования приносит результаты только в том случае, если выстроена разумно, надолго и если ее соблюдают.

В-третьих, грамотный инвестиционный процесс отличает учет соотношения как вероятности, так и величины выйгрыша, и внимательно отслеживается, где эта согласованность может нарушаться.

Для того, чтобы частному инвестору показывать устойчивые результаты в долгосрочной перспективе и не «вылететь» из инвестиционного бизнеса в считанные месяцы, следует сконцентрировать внимание на обеспечении максимальной долгосрочной доходности портфеля ценных бумаг, а не генерировании краткосрочных прибылей. Это обусловлено тем, что частота правильных попаданий не имеет значения, значение имеет величина выйгрыша при правильном попадании.

Проще говоря, не сама по себе частота выйгрыша имеет значение, а частота, умноженная на величину выйгрыша.

Роберт Рубин (бывший секретарь казначейства США) сформулировал четыре принципа принятия решений:
1. Единственная определенность — отсутствие всякой определенности.
2. Решения должны быть основаны на взвешивании вероятностей.
3. Вопреки неопределенности нужно действовать.
4. Решения нужно оценивать на основе не только результатов, но и способа их принятия.

Занимательный и неоспоримый факт — чем большим количеством информации владеет инвестор, тем хуже становятся его инвестиционные решения:


Больше-чем-Вы-знаете


В идеале, каждая инвестиция должна оцениваться на основе анализа ожидаемой ценности. Формула успешного инвестирования, представленная Уорреном Баффеттом, отражает самую суть: «Умножьте вероятность выйгрыша на сумму возможного выйгрыша и вычтите вероятность убытка, умноженную на сумму возможного убытка».

Принятию решений сопутствует и то обстоятельство, что все без исключения инвесторы подвержены неким убеждениям или пользуются какой-либо теорией. В то же время, эти убеждения или теории зачастую оказываются несостоятельными в процессе принятия решений. Это происходит вследствие того, что они основываются на плохой категоризации, так как инвесторы зачастую склонны анализировать отдельные факты без привязки к конкретным обстоятельствам. Оценивая рынок только на основе качественных признаков (таких как, например, ежеквартальная или ежегодная финансовая отчетность), они частенько заламывают руки, когда рынок ведет себя так, как, по их мнению, он не должен себя вести.

Подходы к инвестированию, которые основаны только на качественных признаках без учета обстоятельств, вряд ли можно назвать разумными. Часто можно услышать: «Это не работает!». Тогда как на самом деле это отлично работает при одних обстоятельствах, но не работает при других. Иногда акция, кажущаяся дорогой, на деле оказывается дешевой (вспомните facebook в первые месяцы после IPO), а акция, кажущаяся дешевой, наоборот, дорогой (таковой мне кажется Apple — по моему мнению, гаджеты, ими выпускаемые, не так уж жизненно необходимы, а реальная ценность компании завышена).

Если уж и пользоваться теориями, то это должна быть такая теория, которая эволюционирует от категорий на основе качественных признаков к категориям на основе обстоятельств:


Неожиданный-взгляд-на-мир-финансов


Автор «Больше чем Вы знаете. Необычный взгляд на мир финансов» обращает внимание на необходимость умения отличать риск от неопределенности.

Фрэнк Найт в работе «Риск, неопределенность и прибыль» описал эту проблему следующим образом: «Практическое различие … между категориями риска и неопределенности … состоит в том, что при риске распределение исходов в группе случаев известно … тогда как при неопределенности это не так … по той причине, что ситуация, с которой приходится иметь дело, в высшей степени уникальна».

«Фундаментальный закон инвестирования — неопределенность будущего». Задача инвестора — научиться переводить неопределенность в вероятности и выйгрыши в поисках привлекательных инвестиционных возможностей. И очень полезным на этом поприще может оказаться умение классифицировать вероятностные суждения.

Известный специалист по когнитивной психологии Герд Гигеренцер в своей книге «Просчитанный риск» выделяет три последовательных метода классификации вероятностей:
1. Степень убеждения — наиболее вольный способ перевода неопределенности в вероятность.
2. Предрасположенность — вероятности, отражающие свойства объекта или системы. Данный способ не всегда учитывает все факторы, которые могут повлиять на исход (например, человеческий фактор).
3. Частота — вероятности оцениваются на основе большого количества наблюдений в одной референтной группе.

Развивая тему Философии инвестирования, вспоминаются труды Нассима Талеба, в книгах которого много здравых мыслей, касающихся вопросов философии инвестирования. Переведенные на русский язык работы Талеба: «Черный лебедь», «Одураченные случайностью. О скрытой роли шанса в бизнесе и в жизни», «Антихрупкость».

Mobussin

Эссе, собранные во второй часть книги — Психология инвестирования — рассказывают нам о том, какое влияние оказывают наши убеждения, установки, ментальные модели и привычки на принимаемые инвестиционные решения.

Однажды американский психолог Фил Тетлок провел занимательное исследование — он опросил более 300 экспертов и попросил сделать несколько десятков тысяч прогнозов на ближайшие 20-ть лет. Подведение итогов оказалось неутешительным. По точности прогнозов лишь немногие превзошли простые статистические выкладки.

В то же время, Тетлок обнаружил, что некоторые эксперты ошибались реже других. При этом точность прогнозирования зависела не от того, кем был эксперт или во что он верил, а от того, как он мыслил. Зная массу специфических мелочей, эти эксперты скептично относились к универсальным теориям, а при составлении пронозов использовали гибкий подход, отталкиваясь от конкретного случая. При этом они с сомнением относились к точности своих прогнозов. Подспудно Фил Тетлок отмечает: «Самые популярные эксперты — любимцы масс-медиа — делают менее верные пронозы, чем их не столь известные коллеги».

Тысячи часов практики позволяют экспертам приобрести многочисленные знания в своей области. Однако, как ни парадоксально, это приводит к снижению гибкости и эффективности мышления. Экспертам необходимо отслеживать, когда их эффективные когнитивные модели не работают и выходить за пределы привычных рамок для поиска креативных решений. Такое качество критически важно для успеха при работе с нелинейными сложными системами.

Содержание одного из эссе убедительно доказывает, что не все единицы информации равноценны. Как и в случае с ошибками в категоризации, вызываемые убеждениями и теориями, при оценке информации важно учитывать, что не вся информация релевантна (значима и относится к делу).

Теория вероятности предписывает нам, что для правильной оценки необходимо сопоставлять значимость (силу) данных и их весомость. Правда, люди редко следуют этим правилам, чем значительно усложняет себе жизнь.

Также, склонность разбивать свои мысли на категории, влечет к возникновению ошибки, называемой конъюнкцией вероятностей. Одно из последствий — чрезмерное преувеличение вероятности наступления совместных событий.


Денис-Маршал-для-инвестора


Интересная закономерность — чем чаще мы оцениваем результаты инвестирования, тем больше вероятность увидеть убыток и испытать неприятные чувства. Объяснение тому — концепция неприятия убытка, являющаяся одним из открытий теории перспектив, предложенной Даниэлем Канеманом и Адамом Тверски. Люди воспринимают убыток алогично: степень сожаления от потери примерно в два с половиной раза больше, чем чувство удовлетворения от получения такой же суммы.

Возможно, именно теория перспектив и объясняет тот факт, что стратегии, направленные на долгосрочное удержание активов, демонстрируют лучшие результаты, чем стратегии, направленные на достижение краткосрочных результатов. И то, что финансовые рынки, в конечном счете, должны иметь положительную ожидаемую доходность (чтобы привлекать капитал), обуславливает статистический факт — чем длиннее период держания акций на финансовом рынке, тем выше вероятность получения положительной доходности:


Michael-Mauboussin


Подавляющее количество психологических аспектов, которые так или иначе оказывают влияние на инвестиционный процесс, описал Даниэль Канеман в своей работе «Думай медленно… Решай быстро». Дополнительную информацию об эмоциональной составляющей можно подчерпнуть у Дэниела Гоулмана в книге «Эмоциональный интеллект: почему он может значить больше, чем IQ».

Mobussin-Maikl-Neobychnyi-vzglyad-na-mir-finansov

Третья часть книги посвящена инновациям. Инновации можно рассматривать как результат творческой рекомбинации существующих идей. Чем больше идей и чем искусней они обрабатываются, тем скорее будут найдены новые успешные решения.

Например, зададимся вопросом: «Откуда происходит наше благосостояние?»
Экономист Пол Ромер дает очень простое объяснение: постепенно мы научаемся использовать наше сырье таким образом, что делаем результаты его обработки все более и более ценными.

Процесс создания стоимости можно разделить на две части — открытие новых знаний идей, формул и применение этих знаний. Большее количество элементов (идей) ведет к большему количеству инноваций. А это, в конечном счете, ведет к ускорению экономического роста. Например, компании, которые в значительной степени опираются на природные ресурсы, имеют отрицательный эффект масштаба, что ограничивает их размеры и рост. Компании, которые создают знания, не сталкиваются с такими барьерами.


Денис-Маршал-stockadviser


Зачем инвесторам и бизнесменам знать об инновациях и их распространении?
Во-первых, любая модель инноваций протестирована исследованиями, во-вторых, инновационный процесс часто приводит к новым инвестиционным возможностям, в третьих, это основа для распознования рыночных маний или пузырей.

На практике это выглядит следующим образом: на этапе становления появляется большое количество компаний. Затем, на этапе конкурентного отбора, происходит резкое их сокращение. В конечном итоге предпочтения рынка приводят к отбору продукта, который наилучшим образом соответствует окружающей среде. И этот этап происходит снова и снова. Дорога инноваций выстлана неудачами и останками разорившихся компаний.

Фондовый рынок также вносит свои сложности в оценку инновационного процесса, потому что цены акций отражают не только ситуацию «здесь и сейчас», а сколько ожидания в отношении будущего А точнее говоря, текущую стоимость будущего денежного потока той или иной компании. Цены акций отражают коллективные ожидания инвесторов. То есть инвесторы должны оценивать не инновацию как таковую, а то, как эта инновация будет воспринята рынком. Вот здесь то и могут находиться потенциальные инвестиционные возможности.

Примером может служить исследование Ричарда Фостера и Сары Каплан, результаты которого приведены в книге «Созидательное разрушение». Исследователи показывают, что основная часть избыточной доходности приносят своим акционерам те компании, которые существуют (и не погибают) первые пять лет. В следующие 15 лет они приносят доходность, соответствующую средней по отрасли, после чего — ниже средней. Это исследование, в свою очередь, подтверждает существующую микроэкономическую теорию, что рентабельность инвестиций отдельно взятой компании с течением времени возвращается к стоимости капитала.


stockadviser.ru


И так как цены акций отражают ожидания, то умение предвидеть изменения ожиданий является ключом к получению устойчивой сверхдоходности. Отсюда следует важное следствие: сама по себе высокая или низкая доходность не делает компанию привлекательной или непривлекательной для инвесторов. Любая компания должна оцениваться относительно связанных с ней ожиданий.


stockadviser


Mobussin-Maikl-Bolshe-chem-vy-znaete

Четвертая часть «Необычного взгляда на мир финансов» называется Наука и теория сложности. В ней идет речь о существовании множества эмпирических фактов, которые не может объяснить традиционная финансовая наука, а также то, что на рынках бесполезно искать простые причинно-следственные связи.

Модели традиционной теории финансов предполагают, что цены акций подчиняются нормальному распределению, имеющему форму колокообразной кривой. При всей своей элегантности, эта модель не учитывает наблюдаемые на рынках толстые хвосты — нечастые, но значительные скачки цен. О них то и пишет Нассим Талеб в своих работах.

Как нужно действовать в мире, где правят «толстые хвосты»? Инвесторам прежде всего необходимо оценить текущие ожидания, лежащие в основе цены актива, и затем рассмотреть различные диапазоны исходов и их вероятности.

Геофизик Дидье Сорнетт в своей увлекательной книге «Причины краха финансовых рынков» доказывает: распределения на фондовом рынке включают две различные совокупности: тело (которое можно смоделировать с помощью стандартной теории) и хвост (который создается совсем другим механизмом). Анализ рыночных спадов, проведенный Сорнеттом,Mobussin-Maikl убедительно опровергает краеугольный камень классической финансовой теории, утверждающий что цены акций независимы друг от друга.

Люди любят искать взаимосвязи между причинами и следствиями. К сожалению, фондовые рынки не идут навстречу нашим желаниям. В отличие от некоторых механических систем, понять рынок невозможно, изучая отдельные его части. Дело в том, что нельзя понять глобальные свойства и характеристики сложной адаптивной системы, исходя из анализа составляющих ее однородных агентов. Эти ситемы не линейные; в них целое не равняется суммы их частей, а потому причины и следствия не поддаются объяснению.

Сложные адаптивные системы, имеют трудное для понимая свойство: величина исхода (ответного действия) не обязательно пропорциональна величине воздействия. Иногда незначительные воздействия ведут к значительным изменениям, и наоборот. Инвесторы с разными инвестиционными стилями и временными горизонтами (аддаптивными правилами принятия решений) взаимодействуют друг с другом, и мы видим «толстые хвосты» распределения цен (нелинейность) и подражательное поведение (петли обратной связи).

Инвесторы, которые считают важным понимать, что движет рынком, рискуют попасть в ловушку ложной причинности. Многие сильные движения рынка не так-то легко объяснить, а зачастую и незачем.

Для наглядности Мобуссин приводит пример с песчаной горкой. Если сыпать песчинки на ровную поверхность, то вначале они будут вести себя в соответствие с законами физики. Но когда песчаная куча достигнет определенных высот и углов наклона, она войдет в состояние самоорганизованной критичности и даже нескольких песчинок будет достаточно для образования оползней — больших и маленьких. Mobussin-Maikl-Neobychnyi-vzglyadПри этом размер оползня не обязательно будет соответствовать количеству песка, дополнительно высыпанного на горку.

Если сравнить песчинки с информацией, данная модель будет более наглядна для инвесторов. Стремление людей замыкать причинно-следственные петли вкупе с ускользающими от простого понимания движениями фондового рынка подчас приводит к довольно глупым объяснениям постфактум. Иногда создается впечатление, что пресса похожа на пациента с разделенным головным мозгом, придумывая причины для наблюдаемых следствий. Инвесторы ловятся на этот крючок, потому что тем самым удовлетворяется наша врожденность потребность избегать неопределенности.

В общем и целом, книга Майкла Мобуссина «Больше чем Вы знаете» наталкивает на ряд правильных мыслей. О том, что распознать зарождение тенденции или найти креативное решение позволяет открытость разнообразным идеям и информации. О том, почему рынки являются эффективными. И почему рынки иногда становятся неэффективными, и как справляться с такими ситуациями. А также о том, что для того, чтобы стать экспертом в такой сложной системе, как фондовый рынок, частному инвестору необходимы две ключевые характеристики: способность к умственному моделированию, позволяющему вырабатывать и отбирать стратегии, и умение использовать информацию из самых разнообразных источников.

Social tagging:

Comments are closed.